?

Log in

No account? Create an account
 
 
05 September 2007 @ 08:11 am
“Дети кукурузы” (08-09 сентября 2007)  
(По одноименному рассказу Стивена Кинга и фильму Фрица Кирша «Children of Сorn: Новая жатва»)

Добро пожаловать в Гатлин! Во всей Небраске вы не найдете другого такого городка – да и не только в Небраске. Этот провинциальный городок юга Штатов само своеобразие. Да, везде есть центральная площадь со зданием муниципалитета на ней. Баптистская церковь, участок шерифа, школа имени Кеннеди. И обязательно – маленький кинотеатрик повторного фильма, где продают поп-корн за доллар восемьдесят.


 

Но везде есть и свои традиции – свои тайны. В Дерри, например, на День Благодарения хозяйки пекут вишневый пирог. В Ладлоу не ловят в августе рыбу. А в баптистской церкви Благоволения городка Гатлин на причастии вместо облаток дают кукурузные лепешки. 

Традиции и особенности всегда взрастут, как трава весной. Особенно если город твой отрезан от ближайшего соседа миллионами акров синего неба и тысячами акров кукурузных полей.
Настолько бескрайних, что можно сойти с ума.

***

Его звали Айзек. Айзек Дейган. Впрочем, когда семейство Дейганов только переехало в Гатлин, их четырехлетнего сына звали Ричард. Айзеком (или Исааком) он стал потом – в честь ветхозаветного пророка, что «родил Иакова». Нарек он себя 9-го сентября 1987 года.

Поговаривают, что родители Ричарда были сектантами. По крайней мере, в баптистской церкви их никто не видел. Да и общались они с соседями неохотно – даже здоровались сквозь зубы. Джон Дейган был фермером, его жена Ракел – домохозяйкой, вот и все, что о них известно. Семейство ни разу не видели даже на центральной площади Гатлина, где в дни праздников собирались абсолютно все жители города.

Словом, когда однажды утром их нашли убитыми – горожане даже не особенно расстроились.

По версии окружного шерифа, ночью в дом проник грабитель и зарезал мирно спящих мужа и жену. Точнее – распорол им горло серпом для уборки урожая.

Шериф, впрочем, так и не смог ответить на вопрос – почему грабитель оставил все имущество Дейганов нетронутым.

Ричард, которому к тому времени уже исполнилось восемь, остался круглым сиротой, и его определили в дом Милосердия при баптистской церкви Гатлина. Со сверстниками он почти не общался, слыл молчуном – это если не заморышем. Даже в жару маленький Ричард ходил только в черной касторовой шляпе – такие обычно носят пастыри.

Школьный психолог считал, что вся эта «странность» – следствие моральной травмы, перенесенной ребенком в связи с убийством родителей.

И вот однажды Ричард стал проповедовать.

Его часовней стала разрушенная водонапорная станция за парком аттракционов – почти у самой реки. Сначала послушать маленького пророка приходили только пара его сверстников – таких же зашоренных в школе отщепенцев, каким был он сам. Но со временем прихожан становилось все больше, и вот уже вся поляна перед станцией была занята сидящими на корточках детьми.

А Ричард вещал. Он рассказывал своим маленьким прихожанам о Христе – грозном и милостивом. О том, что все дети – сыновья и дочери Христа. До тех пор, пока они невинны и не достигли «возраста искупления» - 19 лет.

Он говорил, что в доме бога много комнат – но нет в нем комнат для прелюбодея. И для алчущего, и для мужеложа, и для осквернителя кукурузы. И что однажды Господь срежет под корень неправедных – чтобы удобрить ими землю.

Только Христос Ричарда был не добрым пастырем, что пас овец. Скорее, он вел их на заклание. Маленький пророк говорил, что имя Христа – оболгано в Библии, что настоящего имени не знает никто – и именовать господа можно только Тем, Кто Обходит Ряды. Ряды кукурузы, о чем-то тайно шуршащей.

Скажи, если знаешь. Ричард знал. И дети его слушали. «Да не будет музыки, кроме человеческой речи», - рек Господь.

Ричард вещал ежедневно за исключением субботы (по его мнению, в этот день Тот, Кто Обходит Ряды отдыхал и тревожить его молитвами было грехом). То лето позже войдет в историю Гатлина как «лето проповеди», но тогда горожане считали его обычным летом, которое ежегодно приходит в Небраску. Разве что более жарким, чем обычно. Дождей не было уже месяц кряду и урожай кукурузы стал погибать. Когда-то зеленые стебли чернели и рассыхались.

Это горожан волновало – кукуруза была хлебом Гатлина, на полях работало больше половины населения городка.

Скажи, если знаешь. И накорми нас кукурузными лепешками.

И вот однажды Ричард сказал, что следующее собрание пройдет ночью. На кукурузном поле.

Когда взошла луна, дети покинули свои спальни и направились к кукурузе. Молча они входили в междурядье стеблей и зеленое море смыкало за ними свои волны. Человек мог плутать по этим однообразно-правильным, уходящим в никуда рядам вечность, прежде чем выбраться наружу. В прохладе стеблей ты скрыт от постороннего взора.

Домой дети вернулись только под утро.

А через неделю они убили своих родителей. Зарезали в постели. Отравили. Расчленили. Перестреляли из охотничьих ружей.

И телами их удобрили землю.

Принесению в жертву подлежал всякий, кому исполнилось девятнадцать.

Тот, кто был грешен – немедленно. Те же, кто поклонялся кукурузе в ночь своего девятнадцатилетия имели честь лично зайти на кукурузное поле, где их брал в свой зеленый рай Тот, Кто Обходит Ряды – грозный и милостивый. По крайней мере, преданные на заклание дети верили в это. Они никогда не видели зеленоволосого Христа – но так говорил Ричард. А Ричарда слушали. И боялись.

После 9-го сентября, дня «великой жатвы» в городе не осталось ни одного взрослого. А Ричард стал Айзеком, Верховным Смотрителем. Когда шерифа городка Джона Ренфрю маленькие руки прибивали к деревянному кресту, пачкая синюю форму кровью, Айзек возносил Тому, Кто Обходит Ряды молитву.

В глазницы полицейскому натолкали «шелк» - желтоватые кукурузные пестики. Шерифа, как и настоятеля баптистской церкви Благоволения отца Брауна, признали «главными грешниками», которых кукуруза принять в жертву не может. Им суждено было гнить на крестах и отгонять ворон.

Тот год принес Гатлину богатый урожай.

Секта детей кукурузы правила в городе 10 лет. Никто не интересовался маленьким Гатлином, отрезанным от мира кукурузными полями. Ни у кого не жили здесь родственники. Никто не приезжал сюда погостить. Центральную станцию Небраски не волновало, что город больше не потребляет электричества. Дети кукурузы тихо проповедовали здесь свой кровавый культ – с молчаливого одобрения своего зеленоволосого бога, мнимого Того, Кто Обходит Ряды.

Плодитесь и размножайтесь, как кукурузное семя, и прибудет милость моя с вами вовек. Я дарую вам ИСКУПЛЕНИЕ.

Но в 1997 году машина семейной пары Робсонов заплутала в этих местах и заехала в городок на дозаправку. Что произошло после, не помнит никто, а кто помнит – не говорит. Известно только, что Берт Робсон понял что-то. Что-то, что до него поняли пастырь церкви Благоволения и шеф полиции, распятые на кресте.

И он сжег кукурузное поле. Ветер разнес огонь по тысячам акров кукурузы – спелой, подсохшей, ожидающей уборки урожая. Её желтые султаны почернели и рассыпались в прах.

Когда в городок приехала полиция штата, она нашла там запуганных и молчаливых детей. На все расспросы они отвечали только, что «видели кукурузу». Некоторые называли имя «Айзек».

Никого под этим именем найти в городке не удалось.

Что до «детей кукурузы» – взятые на попечительство благотворительными организациями они расселились по всей Америке. Некоторых усыновили новые семьи. Но никто из них никому и никогда не рассказывал – что именно произошло в Гатлине.

Прошли годы, и Гатлин вновь стали заселять люди, пусть медленно и неохотно. В городе открылись рестораны и бары, замигали неоном вывески, школа имени Джона Фицджеральда Кеннеди начала новый учебный год. Кто-то заявил свои права на наследство, и заселился в покинутые дома. Некоторые – со своими детьми.

Здесь, в сердце Небраски, на крохотном островке в безбрежном океане полей, единственной реальностью было время.

И время было тем, что знало. Пепел удобрил землю – и через несколько лет на полях вновь взошла кукуруза. Земля под солнцем Господа щедра. И готова отдавать свои плоды людям. По высоким, в человеческий рост стеблям пробегал ветер – точно чьи-то огромные легкие выдыхали воздух. Поля ждали праздника – в ночь на 9-е сентября истекут 20 лет со дня «великой жатвы».

 

Подробности: http://nightgame.ru